:

Долина Марии. История женщины-истребителя и воздушного боя над Днестром

21 мая 2020, Просмотры: 20

Как военный лётчик Мария Кулькина спасла любимого ценой своей жизни.

Недалеко от Дубоссар есть живописное место, зовущееся долиной Марии. До 1972 года оно звалось Тамашлык, ещё со времён, когда здесь протекала пересохшая давно одноимённая речка. В 1972 году поисковиками под руководством ветерана Великой Отечественной войны полковника в отставке Евгения Красовского из под земли был извлечён истребитель Як-1Б. На нём 20 мая 1944 года погибла младший лейтенант Мария Ивановна Кулькина. Кроме долины у Днестра её имя носит и Дубоссарская гимназия № 1.

«В тыловых порядках полка наши офицеры раненые лежали, так я ходил им денежные аттестаты вручать. В небе тихо. Ни привычного гула самолётов  - они последние дни беспретанно висели в воздухе, ни шрапнельных разрывов. Вдруг вижу – наш истребитель, «Як». Я почему-то на него внимание обратил – чересчур натужно тянул, вроде как подбитый. Может, лётчик ранен? Ещё подумалось: хорошо – в небе пустынно, фрицев нет, глядишь, и дотянет. И тут откуда ни возьмись – два «мессера»! Один сверкнул стрелой на солнце, ушёл вверх, развернулся и, пронзительно звеня, зашёл ястребку в хвост. Послышалась короткая трескотня пулемётов. «Як» клюнул носом, стремительно стал падать…», - так рассказывал о том бое Евгению Красовскому очевидец, служивший начальником финансовой части 149-го гвардейского стрелкового полка Пётр Иванович Сапронов. Его воспоминания привёл в своей книге, посвящённой Марии Кулькиной, «Её звали Мария» Яков Гуревич.

Поиски женщины-истребителя

Пётр Сапронов вспоминал, как самолёт целиком ушёл в раскисшую от обильных дождей мягкую почву (впоследствии он будет извлечён с глубины 12 метров), как на место падения приехали лётчики и что говорили именно о женщине-истребителе. Несмотря на то, что собеседник полковника в отставке Красовского сам был очевидцем падения самолёта, но замеры магнитометром (в поиске истребителя самое активное участие приняли геофизики из Академии наук МССР) ничего не дали.

Позже Евгения Красовского судьба сведёт с бывшим начальником штаба 267-го Краснознамённого ордена Суворова Нижнеднестровского истребительного полка Владимиром Прохоровичем Вольским. От него-то он и узнает имя лётчицы – Мария Кулькина.

Архивные данные поначалу введут его в некоторое замешательство. Населённого пункта Красный Молдаванец, указанного в архивных справках как место гибели Марии Кулькиной, на картах той поры не существовало.

Потом окажется, что до войны так звалось село Погребя. Кстати, за несколько лет до обнаружения самолёта невдалеке от места его падения со дна Днестра под руководством всё того же Евгения Ивановича Красовского был поднят танк Т-34-85, который ныне стоит на постаменте  у автотрассы, соединяющей Дубоссары с Тирасполем. У его подножия в 1972 году были захоронены останки Марии Кулькиной. В поисках и подъёме танка активное участие принимали местные жители – механизаторы колхоза «Фруктовый Донбасс». Они же помогли и с примерным местом падения самолёта. Точное, с помощью магнитометра, определили геофизики. Заводской номер истребителя, а также фрагменты документов развеяли последние сомнения в том, что здесь погибла лётчик-истребитель Мария Ивановна Кулькина.

Отомстить за мужа

Родилась она 25 декабря 1919 года в городе Вольск Саратовской области. В 1935 году поступила в Саратовский медицинский институт. Одновременно стала посещать местный аэроклуб. Увлечение авиацией пересилило желание стать врачом. Через год она меняет место учёбы на Батайское лётное училище гражданской авиации, после окончания которого направляется вместе со своим мужем - тоже лётчиком Сергеем Псарёвым в Грузинское управление ГВФ (Гражданский Воздушный Флот). После начала Великой Отечественной войны супруг Марии Кулькиной будет призван на фронт. Он погибнет в воздушном бою 28 февраля 1942 года. После известия о гибели мужа на фронт просится и Мария Ивановна.

Её ходатайство удовлетворили, и почти год спустя после смерти Сергея Псарёва она становится пилотом 145-й отдельной эскадрильи связи Закавказского фронта. Но было желание отомстить за мужа, потому она закидывает командование своей части просьбами перевести её в один из истребительных полков. В конечном итоге её просьба будет удовлетворена.

На фронте она встретит своего будущего второго мужа. «Она полюбила командира эскадрильи капитана Ю. Т. Антипова, который сам уже был влюблён в неё, они стали мужем и женой и, насколько мне известно, единственной в советской авиации семейной парой истребителей. С Апреля 1944 года капитан Антипов постоянно летал в паре с Марией, которая надёжно прикрывала мужа. Супружеской чете по-доброму завидовали, любовались ими», - писал в своей книге «Вижу противника!», вышедшей в Киеве в 1981 году, её однополчанин Николай Исаенко.

Последний бой Марии Кулькиной

«Примерно в полдень над нами появилась восьмёрка "Яков", которую вёл Капитан Юрий Тихонович Антипов. Ведомой у него была младший лейтенант Мария Ивановна Кулькина. С ними летели ещё три пары. Антипов установил со мной связь. Сообщил, что видит приближающуюся к населённому пункту Кошница группу из 12 "Фоккеров", идёт в атаку. Мы наблюдали, как "Яки" стремительно бросились на врага. "Фоккеры" не дотянули до позиций наших войск, торопливо сбрасывали бомбы куда попало. Задымил один, окутался пламенем другой, развалился в воздухе третий вражеский самолёт... Выскочившие из облаков два Ме-109 рыскнули к самолёту Антипова. Я предупредил капитана о появлении врага.

Меня услышал не только он. Услышала и Мария Кулькина. Не медля, не колеблясь, бросилась она на врагов, открыла огонь, и "Мессеры" тотчас отвернули, взмыли. Антипов был спасён. А в хвост истребителя Марии Кулькиной вышла новая пара "Мессеров", так же неожиданно выскочившая из облаков, как и первая. Прикрыть Марию никто из лётчиков группы не мог: они только-только выходили из атаки на "Фоккеров", находились ниже "Мессеров", уступали им в скорости. И противник сделал своё чёрное дело: залпом из пушек и пулемётов ведущий Ме-109 поджёг машину Марии. Самое горькое, что можно испытать на войне, это ощущение полной беспомощности, полной невозможности помочь попавшему в беду другу.

До боли в пальцах стискивал я бесполезный микрофон. В моих наушниках слышался сначала тревожный, потом злой, потом отчаянный, повысившийся до крика голос Антипова: «Маша, прыгай !.. Под тобой свои !.. Прыгай, Маша !».  Но Мария его не слышала. Может, была тяжело ранена, может убита наповал: её самолет падал, совершенно неуправляемый».

За воздушным боем наблюдал генерал Чуйков - командующий знаменитой 8-й гвардейской армией (бывшей 62-ой), которая прославилась при обороне Сталинграда.

«— Не повезло парню! — сказал Чуйков.

— Женщине, — поправил я.— Это была женщина, товарищ генерал.

Командующий гвардейской армией повернулся в ту сторону, где упал самолёт Кулькиной, снял фуражку...»

Сражение за Шерпены

Это был один из эпизодов драматических событий, развернувшихся в районе Шерпенского плацдарма в мае 1944 года. Одесская наступательная операция завершилась 12 апреля того же года освобождением Тирасполя и выходом советских войск к Днестру. Красной армии удалось закрепиться на некоторых плацдармах на правом берегу. Один из них был в районе Шерпен.

В мае 1944 года отсюда командование 3-го Украинского фронта планировало операцию по освобождению Кишинёва. Для этого на плацдарм перебросили крупные силы. Сюда направили 8-ю гвардейскую армию Чуйкова.

Но вместо наступления Чуйкову пришлось обороняться. Причём было почти как в Сталинграде. Немцы тоже понимали, насколько опасен для них Шерпенский плацдарм, и бросили на его ликвидацию огромные силы. В своей книге «От Сталинграда до Берлина» Чуйков подробно описывает сражения за село Пугачены и переправы через Днестр. Только на одну из атак немцы выделили 50 танков и самоходных орудий при поддержке 40 бомбардировщиков. Бои продолжались более 10 дней – с 10 по 23 мая. Но несмотря на бронетанковый прессинг вермахта, Красная армия сумела отстоять плацдарм.

Командный пункт Чуйкова находился на самом большом кургане в регионе - на южной окраине села Бутор. Отсюда генерал наблюдал и за последним воздушным боем военной лётчицы Марии Кулькиной, в честь которой переименована долина Тамашлык.