:

Дошёл до Берлина! История ветерана ВОВ Якова Фадеева

20 марта 2020, Просмотры: 25, Госадминистрация города Бендеры

Подвиги воинов, которые принимали участие в Великой Отечественной войне, будут жить в сердцах людей вечно. Величие советского солдата бессмертно. Прошло уже 75 лет со дня окончания войны, но наш народ продолжает чтить память людей, погибших на фронтах, с уважением относится к тем, кто сумел пройти по её дорогам и выжить в те суровые годы. Одним из тех, кто защищал нашу Родину, был Яков Иванович Фадеев, ветеран Великой Отечественной войны.

Справочно

Яков Фадеев награждён медалями «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За Победу над Германией». За штурм Рейхстага был представлен к ордену Красного Знамени, а за освобождение Праги – к ордену Красной Звезды. Получив ранение в самом конце войны, Фадеев попал в госпиталь, а его наградные документы, видимо, затерялись. Уже в 90-е годы Яков Иванович сделал запрос в Министерство обороны Российской Федерации и получил заслуженные награды через консульство России в Молдавии.

Яков Фадеев родился 22 сентября 1926 года в селе Бурилово Котовского района Одесской области. Воспитывался и рос в самой обыкновенной семье. Его родители – крестьяне Иван Фёдорович и Полина Фёдоровна. В семье подрастало семеро детей: Мефодий, Ефим, Яков, Александра, Виктор, Вячеслав и Татьяна. В 1933 году маленький Яша пошёл в школу.

«За несколько лет до этого, а точнее в 1929 году, в нашем районе провели коллективизацию. Колхоз тогда только набирал силу и вставал на ноги. Хорошо помню нашего председателя колхоза: обутый в постолы, он стоял с куском обоев и карандашом в руке, записывал явившихся на работу крестьян», – вспоминает Яков Иванович.

В 1941 году он окончил семь классов и собирался поступать в мореходное училище в Одессе - вслед за старшим братом Мефодием. Пока не начался приём документов, работал в колхозе.

«В ночь на 22 июня я выехал на лошадях в ночное. Коней распряг и пустил пастись, а сам лёг спать. Ранним утром накосил полную телегу травы, лошадям на весь день, и поехал домой. Улёгшись на конюшне, смотрел в ясное, без единого облачка, небо, и вдруг увидел армаду самолётов, за ними тянулся чёрный дымный след. И мне тогда почему-то подумалось, что это немцы проводят границу по небу. А в обед приехал уполномоченный из районного НКВД и сообщил, что началась война. Он дал приказ переписать всех мужчин, подлежащих мобилизации», – таким запомнил день начала войны Яков Фадеев.

Совсем ещё мальчишкой, в возрасте 17 лет, Яков Фадеев попал служить во 2-ю роту, которой командовал лейтенант Ломаев. Был назначен командиром 1 штурмового взвода.

«Майор представил меня солдатам и сказал, что я бывалый воин, а я только глазами хлопал, думая, зачем он обманывает людей? Ведь я не то, что пороху не нюхал, и стрелять-то толком не умел! И лишь только потом до меня дошло, что командир роты хотел с самого начала установить мой авторитет среди бойцов. Я понятия не имел, что такое штурмовой взвод, стал интересоваться у комбата, что же мы будем штурмовать. Майор Митин на это ответил, что нам предстоит штурм фашистского логова– Берлина, до которого нам оставалось 110 километров. А пока мы готовились к решающему сражению: проводили разведки боем, искали «языков», – вспоминает Фадеев.

В день начала Берлинской наступательной операции роте была поставлена задача – взять город Фрост и форсировать протекающую за ним реку Нейсе. Задачу первого дня бойцы выполнили, на второй день с боем взяли город Котбус, и продолжали продвигаться к Берлину. В боях понесли довольно ощутимые потери, во взводе, где сражался Фадеев, осталась в строю лишь половина людей. Воевать пришлось в очень сложных условиях рельефа и местности– сопки, озёра, хвойные леса.

Немцы сражались ожесточённо. Днём и ночью, без сна и отдыха, советские солдаты шли с боями к Берлину. Наконец, 29 апреля вышли к окраине немецкой столицы.

«После трёх дней ожесточённых боёв подошли к Бранденбургским воротам, где и получили приказ о взятии Рейхстага. К тому времени там уже несколько дней шли бои, в которых погибло очень много народу. Бойцы буквально лежали штабелями… танки били по зданию прямой наводкой, и внутри уже было месиво из людей – наших и немцев», - вспоминает Яков Фадеев.

В здании Рейхстага против них держали оборону элитные войска СС и личная жандармерия Гитлера.

«Они были вооружены до зубов и дрались насмерть. Люди стреляли, рубились сапёрными лопатками, даже душили друг друга голыми руками… Я с автоматом в руках успел добежать до второго этажа, как вдруг земля подо мною разверзлась, и я полетел вниз», - повествует Яков Фадеев.

Сколько лежал без сознания, не знает. Его вытащил из-под завалов какой-то офицер, пытался сказать что-то, но тот ничего не слышал.

«Тогда он протёр мне лицо мокрой тряпкой, налил водки. Я выпил. Уши у меня отложило, и я услышал его слова «Сынок, война кончилась!» Но идти самостоятельно я не мог, и этот офицер вытащил меня на улицу. А там уже стрельба, но не боевая, а победная!» - рассказывает ветеран.

Свой «автограф» он все же оставил на стенах Рейхстага «Я, Фадеев, дошел до Берлина».

На старом фото Яков Фадеев с сослуживцами Иваном Башмаковым и Георгием Кузнецовым. Фотография сделана в июне 1945 года в Праге, через месяц после освобождения города.