:

Итоговая пресс-конференция Председателя Правительства: часть вторая

26 декабря 2017, Просмотры: 697

Александр Лагутин, Первый приднестровский телеканал: Возвращаясь к отношениям с Москвой. У вас было много командировок в Российскую Федерацию. Вы уже говорили о договоренности с Деловой Россией. Какие вы можете еще выделить договоренности, и ощутят ли эти договоренности жители Приднестровья? И какие планы в отношениях с Москвой?

Александр Мартынов: У меня блокнот с символикой Единой России,  в него я записываю все совместные решения, которые мы вырабатываем. И, действительно, хочу сказать, что в этом году отношения с Российской Федерацией и по линии Президента, и  по линии Правительства, Верховного Совета и Центробанка вышли на принципиально новый уровень. Сейчас к концу года могу отметить, что те решения, которые прорабатывались с РФ и которые сейчас были согласованы на уровне руководства Российской Федерации, позволят в следующем году сэкономить для приднестровского бюджета сотни миллионов рублей. И это очень важно. Это достаточно серьезный прорыв в наших отношениях. Это очередной шаг со стороны России в части помощи соотечественникам. Мы это очень ценим и очень признательны за это и руководству России, и народу Российской Федерации в целом.

Отношения с Россией в этом году строились в трех направлениях. Естественно, это сотрудничество с органами госвласти. И большой прорыв был сделан в отношениях с регионами России. И часть реформ будут сопровождать соответствующие министры из Калининграда, из Московской области. У нас к концу года сложились такие деловые конструктивные отношения. Вы знаете, что ни одна бизнес-миссия была в Приднестровье. И в начале следующего года планируется визит серьезной делегации Московской области. То есть, работаем все вместе и здесь ощущаем поддержку не только  финансовую, о которой я говорил, но еще и большая поддержка идет в части методологии. Мы не будем изобретать некий приднестровский велосипед в части преобразований в системе здравоохранения и образования. Не нужно. Здесь вообще нужно действовать очень аккуратно. Все решения в части реформирования должны максимально взвешиваться и подход к принятию этих решений должен быть максимально компетентным. Именно поэтому такое внимание мы уделяем сотрудничеству со специалистами из России. Они все это уже прошли. И, дабы мы на грабли определенные не наступили, мы все вместе работаем. 

Следующая ветвь – это отношения с российскими аудиторскими компаниями. Вы знаете, что большая работа проводилась в этом году в этом направлении. Что стало результатом этой работы? В частности, мы сотрудничали с компанией «Финансовые бухгалтерские консультанты» – это одна из крупнейших аудиторских консалтинговых компаний. И буквально сейчас я подписал завершающие документы. Нам представили концепцию административной реформы в Приднестровье и концепцию реформирования бюджетного процесса. В следующем году, начиная с января, мы эти стратегии, разработанные российскими аудиторскими компаниями, начинаем реализовывать. И это очень важно. Это серьезный промежуточный результат. Напомню, это компания аудиторская не просто одна из компаний в череде остальных других, а она активно работает с Правительством РФ и работает достаточно успешно. Это второе направление, по которому удалось достичь прогресса. И второе - это работа в общественными организациями. В качестве примера могу привести Деловую Россию. Тот протокол о совместных действиях, который был подписан недавно в Москве, уже имеет паретическую реализацию.

Буквально на прошлой неделе я вернулся из командировки в РФ, и мы уже перешли к практической работе в рамках этого протокола. Это и гуманитарные проекты, которые будут реализовываться в ПМР со следующего года, это и проекты, связанные с кредитованием, это и проекты, связанные с дополнительными рынками сбыта. И в следующем году эта работа будет активизирована. И вторая общественная организация, которую я хотел бы отметить, – это Агентство стратегических инициатив. В рамках работы с этим агентством нам удалось разработать «дорожные карты» и в части поддержки экспорта, и в части улучшения делового климата, о которых я говорил уже. Насколько можно дать положительную или отрицательную оценку «дорожным картам», которые были разработаны в части поддержки экспорта и улучшения делового климата. В части «дорожной карты» по поддержке экспорта она выполнена уже почти на 90%. И что удалось сделать в рамках этой «дорожной карты»? Вы знаете, что мы приняли решение о существенном снижении налоговой нагрузки на промышленный сектор экономики. Было принято, наверное, достаточно непопулярное решение о снижении минимального размера оплаты труда. Если раньше коэффициент составлял 2 к базовому уровню, то сейчас мы пошли на то, чтобы снизить его до коэффициента 1,5 и тем самым снять то напряжение, которое существовало на рынке труда. А в чем оно заключалось? В том, что работодатели в целом ряде случаев идут на то, чтобы показывать не всю заработную плату. В некотором ряде случаев прошлый МРОТ приводил к тому, что работодатели шли на то, чтобы не показывать всю реальную заработную плату или вовсе отказывали в трудоустройстве. Сейчас ситуация немного стабилизировалась. Хотя это решение можно отнести к разряду непопулярных.

Достаточно серьезные шаги были приняты в рамках «дорожной карты» по упрощению процедур экспорта и импорта. Это шаги, которые были сделаны по линии Минэкономразвития и ГТК. И эта большая работа была проведена на уровне Правительства, на уровне ГТК с ЕС в части сохранения преференциального торгового режима. И по результатам этой работы мы испытываем осторожный оптимизм в части того, что на следующий год преференциальный режим сохранится и к этому есть все предпосылки. В рамках этой дорожной карты по поддержке экспорта же реализован целый комплекс мер, которые уже сказались и положительно скажутся на развитии промышленности в следующем году.

Что касается «дорожной карты» по улучшению делового климата? Эта «дорожная карта» больше касается предприятий малого и среднего бизнеса. Здесь работу в рамках исполнения этой «дорожной карты» я бы оценил на «3+». Такую бы оценку поставил. Не могу сказать, что полностью удовлетворен работой органов госвласти в части реализации этой «дорожной карты». Пока работа идет вяло. Стоит в этом признаться. Задач задекларировали очень много, около 140 пунктов, а исполнение, откровенно говоря, хромает. В следующем году будет принят ряд управленческих решений, направленных на то, чтобы эта работа шла быстрее, более эффективно. В противном случае мы попадем в ту ловушку, в которую попали чиновники в других странах и бизнес, когда реформы задекларированы на бумаге, а практически они не реализуются. Не могу сказать, что в ПМР это так, но работа в рамках и ее темпы оставляют желать лучшего. И  мы в этом процессе динамики добавим.

Юлия Горлова ИА «Новости Приднестровья»: А в чем хромает, если не секрет? Где есть слабые места?

Александр Мартынов: Хромает в том, что когда дело доходит до исполнения тех или иных пунктов, необходимо, например, упростить процедуры, отменить те или иные нормативные акты. Этот вопрос решается, но не в те сроки, которые прописаны в «дорожной карте». Об этом говорил Дмитрий Гончаренко, который ссылался на высокопоставленного чиновника, который говорил о том, что у наших управленцев есть ответ на все – «в работе». И при этом сроки конкретные не называются. И сейчас в Министерстве экономического развития в полную силу заработал пилотный проект, о котором мы говорили. Там, вы знаете, была проведена оптимизация численности и существенно увеличилась заработная плата. Я очень рассчитываю на то, что сотрудники министерства, а именно на них во многом возложено исполнение «дорожной карты», заработают по-другому. Потому что времени на раскачку и времени на откладывание тех или иных решений у нас просто нет. Еще раз подчеркну, что 2018 год должен стать годом прорывным с точки зрения экономического роста и с точки зрения преобразований, которые должны произойти в экономике и остальных сферах жизнедеятельности нашей республики, потому что если мы этот рывок не сделаем, то шансов снизить бюджетный дефицит и повысить уровень благосостояния наших граждан будет не так уж много. Надо двигаться относительно быстро, но при этом рассчитывать все последствия, которые могут наступить как для людей, так и экономики в целом, дабы не допустить фатальных ошибок. Когда говорим о реформах, я часто цитирую В.В. Путина. Он часто говорит: чтобы провести экономические реформы и выстроить хорошую экономическую политику, нужна голова, а для того, чтобы при этом сохранить доверие людей, необходимо и сердце. Мы этому принципу будем следовать. Мы, проводя те или иные преобразования, будем смотреть, как они скажутся на жизни конкретного человека. И при этом избежать шоков для людей. В этом-то и заключаются риски реформ. Некоторые реформаторы активные принимают решение, не оглядываясь на реальность, и в целом ряде случаев это может привести к катастрофе. Чтобы этого не произошло, нужно все просчитывать и понимать, как это скажется на людях. Вот если мы будем действовать именно так, и нам удастся сохранить доверие людей, и они нас поддержат, а если мы будем действовать, не обращая внимания на то, как те или иные действия сказываются на жизни простого человека, тогда люди нас не поймут, и у нас ничего не получится. Будем торопиться не спеша и будем все просчитывать.

Алиса Коханова, газета «Гомин»: Привели пример с тяжелобольным человеком, которому нужно много времени для реабилитации. И он в конце встает на ноги и забывает, что болел. Когда мы ощутим на себе реальное оздоровление, сколько понадобится нам времени, чтобы мы ощутили на себе и встали на ноги?

Александр Мартынов: По оценкам Правительства, если мы будем ежегодно выдерживать темп экономического роста на уровне 6-7% в год, уйти от значительного дефицита бюджета мы сможем через 3-3,5 года. Для этого нужно до 4 лет. Если за это время уйдем от дефицита бюджета, то можно будет говорить о более-менее существенном наращивании пенсий, заработных плат и улучшении в других направлениях. 3-3,5 года - это тот реабилитационный период, в течение которого нам необходимо выйти из кризисного состояния в сфере государственных финансов. Если  рассчитывать преимущественно на свои силы. Если нам никто с вертолёта  деньги сбрасывать не будет. Это если мы будем делать расчет на собственные ресурсы и развиваться сами. По крайней мере, Правительство такую задачу ставит перед собой, и тогда, наверное, шансов больше будет увеличить заработную плату. Если этого не произойдёт, то конечно перейти к росту благосостояния можно будет только после стабилизации ситуации в государственном бюджете. Но еще раз подчеркну – это не говорит о том, что увеличение заработных плат откладывается на 3-4 года. Цель реформ, которые мы планируем активно реализовывать со следующего года, заключается не в том, чтобы сэкономить на здравоохранении, просвещении или системе МВД. В этих направлениях экономить деньги нельзя. Цель заключается в том, чтобы более рационально, по примеру Российской Федерации, использовать финансовые ресурсы в этих направлениях и вот полученную экономию перераспределить на заработные платы и на капитальные вложения и в сфере здравоохранения, МВД и просвещения. Постоянная накачка неэффективных государственных расходов в конечном счете приводит к коллапсу в экономике. Оплачивать такие высокие неэффективные социальные обязательства становится просто некому. Здесь необходимо проявить и политическую волю, и политическую ответственность, чтобы таким путем не идти.  В конечном счете, такой путь приводит к очень негативным последствиям и результатам.

Наталья Пильщикова, ТСВ: Меня беспокоит судьба этих оптимизированных чиновников, госаппарата. Что же будет с ними? И эта экономия средств и перераспределение, рост заработных плат для хорошо работающих бюджетников-управленцев. Все равно это наши граждане. Куда же мы их?

Александр Мартынов: Это очень хороший вопрос. Вопрос такой, что называется, серьёзный и на злобу дня. Если говорить о коммерческих предприятиях, они как поступают - просто сокращают то количество, которое необходимо сократить, выплачивают соответствующие пособия, а дальше уже твои проблемы. Что касается государства, то здесь нужно проявлять государственный подход. Мы не можем просто сократить какое-то количество чиновников и одним решением отправить сотни людей на улицу. Государство должно создать максимум условий, чтобы этих людей трудоустроить. И по какому пути мы должны пойти? Вы знаете, что на базе целого ряда предприятий  на базе Одемы и ММЗ и других предприятий совместно с техникумами и другими учебными заведениями нашей республики будут организованы в следующем году экспресс-курсы повышения квалификации и переподготовки. Нам сегодня в экономике не хватает рабочих рук – это и швеи, и металлурги, и сварщики, и другие специальности. Требуется большое количество специалистов и в сельском хозяйстве. Поэтому этим гражданам, которым не удастся избежать  оптимизации численности в органах госвласти, будет предложено,  например, поучаствовать в этих курсах. Можно переквалифицироваться из юристов и экономистов в швеи. В сотрудников рабочих специальностей, в тех, кто реально востребован на рынке труда. Это первое.

Второе – давайте называть вещи своими именами. Сейчас достаточно много и молодых людей, которые приходят на работу, и я это видел, когда работал на предприятиях и с государственных структурах раньше, когда приходят на работу попить чай и кофе, и разложить карты на компьютере . У некоторых 60-70% рабочего времени на это уходит. И в данном случае нельзя сказать, что эти люди получают заработную плату. Ее за труд выплачивают. Это со стороны государства похоже на выплату социального пособия, которое выплачивается гражданам, приходящим отбывать номер на рабочем месте. Вот таким работникам я бы порекомендовал обратить внимание на уровень самообразования. И задать вопрос себе - а чем они могут быть полезны для общества? Потому что, неся на своих плечах социальную нагрузку по таким гражданам и выплачивая такие «социальные пособия», государство им оказывает медвежью услугу. Такие специалисты медленно деградируют, и когда приходит время, связанное с оптимизацией министерств и сокращениями, они попадают в весьма нехорошую ситуацию. У государства больше финансовых возможностей нет выплачивать такие пособия-заработные платы, и такой специалист не может себя найти на рынке – он просто не востребован в силу низкой профессиональной подготовки. Поэтому, конечно, с одной стороны, государство будет создавать условия, чтобы люди могли свою специальность и поменять, и повысить квалификацию. Но, с другой стороны, очень многое будет зависеть и от самих людей. Особенно это касается молодежи. Надо больше внимания уделять и уровню самообразования и больше проявлять какого-то трудолюбия в этом плане. Где-то начинать с себя. Полностью перекладывать на государство заботу о себе – это, конечно, неправильно.

Я очень рассчитываю на то, что система органов госвласти, система управления в ближайший год-два станет максимально компактной, и я считаю это справедливо. Сегодня налогоплательщики, к числу которых относитесь и вы, кстати, потому что вы ежемесячно платите налог и в бюджет. Вы же не платите за то, чтобы содержать чиновников, которые ничем не занимаются на работе. А именно это и происходит. Вот вы работаете сейчас, а кто-то где-то кофе пьет и в карты играет на компьютере.  Вот вы за это платите. Потому что им заработные платы выплачиваются, в том числе, и за счет ваших налогов и за счет тех налогов, которые выплачивают предприятия. И, конечно, возвращаясь к теме увеличения заработных плат, мы же не можем такие заработные платы брать и умножать на коэффициенты. Так никаких денег не напасешься. Тогда завра мы должны будем выйти с законопроектом, чтоб на вас увеличить подоходный налог, чтобы всю эту неэффективность содержать. Это неправильный, негосударственный подход. Он, конечно, непопулярный. Сейчас гораздо популярнее было бы просто увеличить расходы государства. Но так не бывает. В экономике не бывает бесплатных обедов. Это надо четко понимать и проявлять политическую ответственность, чтобы развивать экономику, а не окончательно уронить ее в пропасть.

Александр Лагутин, Первый Приднестровский телеканал: Все ли инициативы Правительства получают одобрения Верховного Совета? И как Вы оцениваете совместную работу?

Александр Мартынов: Я хочу отметить, отвечая на ваш вопрос, что в этом году органы государственной власти перешли от политической борьбы, от противостояния к конструктивной совместной работе, к конструктивному диалогу, на основании которого решаются вопросы в экономике республики, и мы видим движение вперед. И на основании этой конструктивной  работы совместного диалога принимаются совместные конструктивные решения. Это правильно, и так должно быть. Хочу отдельно отметить, что нет такой ситуации, когда Правительство соглашается со всем, что предлагает Верховный Совет, а Верховный Совет тотально соглашается с Правительством. Это все было бы похоже на не очень здоровый сговор, если бы все проходило именно так. Да и так не бывает. Те или иные вопросы сложны и с различной точки зрения важны, как их решить. Но самое главное, что вокруг решения этих опросов начал вестись конструктивный диалог. Я вам приведу пример. Сентябрь этого года, когда Правительство выступило с пакетом мер, направленных на совершенствование налогового администрирования и системы налоговых проверок, Совет первых депутатов при Верховном Совете посчитал, что пока его принимать преждевременно. Он требует доработки и отложенной даты по внедрению. В этой ситуации Правительство не стало во чтобы то ни стало продавливать законопроект, устраивать политический скандал и кричать лозунги из телевизора. Мы обменялись аргументами, и в результате этого диалога было принято решение, чтобы пойти дальше и разрабатывать не просто часть, посвященную проверкам, а перейти к разработке комплексного документа – Налогового кодекса. Было принято совместное решение, и сейчас эта работа идет достаточно интенсивно. В ней принимает участие и Правительство, и Верховный Совет. На площадке Правительства мы работаем все вместе, и на выходе будет достигнут более положительный результат, нежели мы бы  просто приняли отрывочно часть по налоговому администрированию. Это пример того, что не всегда парламент согласен с предложениями Правительства и вносит рациональные предложения, которые позволят достичь положительных результатов.

 Еще один пример работы – это проект бюджета на 2018 год. Это уже не проект, а принятый бюджет. Вы, наверное, заметили, что обсуждения в Верховном Совете не были бурными и напряженными, как в предыдущие годы. Хотя было достаточно большое количество поправок и замечаний со стороны депутатов. Почему так произошло – в перерывах между 1 и 2 чтением, между 2и 3 чтением в рабочем порядке была проделана достаточно существенная совместная работа. Было проведено достаточно большое количество совещаний и по всем вопросам, на первоначальном этапе были серьезные разногласия, но мы достигли компромисса. Поэтому обсуждение на сессии прошло плавно и без конфликтов и взаимных выпадов. Более того, хочу сказать, что не смотря на то, что у депутатов Верховного Совета по ряду позиций было исключительно свое мнение, они все равно поддержали концепцию Правительства. Сказали, если Правительство считает, что нужно сделать именно так – давайте дадим эту возможность и посмотрим, каковы будут результаты.

Приведу пример по фонду капитальных вложений, который мы начнем реализовывать со следующего года. Вы же понимаете, что в программу капвложений попал ряд объектов по городам и районам республики. И у депутатов есть свои обязательства по округам. И чего мы  опасались, что появится 43 программы капвложений, потому что каждый ее увидит по-своему. Но этого не произошло. И мы это первоначально оговорили и с Председателем Верховного Совета, и с депутатами и пришли к тому, что работала специальная комиссия, которая не привязывалась к округам.  И эта программа капвложений практически без изменений была поддержана. Это пример совместной конструктивной работы, когда какие-то политические моменты отходят на второй план и во главу угла ставятся интересы государства.

Лидия Салкуцан, Первый приднестровский телеканал: По поводу фонда капвложений - некоторые скептики говорят, что при нашем дефицитном бюджете зачем нам фонд капвложений, лучше бы 186 млн направили бы на повышение заработных плат и пенсий. Почему был выбран этот путь развития?

Александр Мартынов: Пока я не проехал по школам и больницам, детсадам республики, я размышлял также. Есть проблемы в образовании, в здравоохранении и решить их без какой-то существенной финансовой помощи мы не сможем. Но в начале этого года, когда мы начали посещать непосредственно соцобъекты, когда зашли в инфекционное отделение Рыбницкой больницы, когда зашли в детский сад во Владимировке, когда на пол в группе обрушились кирпичи с потолка, виденье к подходам в части финансирования капвложений поменялось. Мы увидели все это своими глазами. Проблемы людей не видны из окна чиновничьего кабинета, поэтому к таким проблемам иногда подходят философски. Но, когда видишь эти проблемы своими глазами, тогда ты понимаешь, что альтернативы тому, чтобы эти проблемы срочно начать решать, нет. Нельзя сказать, пусть мы заплатим в большем объеме зарплату и пенсию, но детям на голову упадут кирпичи. Или пусть больной, который попадает в инфекционное отделение, вместо того, чтобы вылечить болезнь, с которой он пришел, подхватит другую. Нельзя делать выбор в пользу одного или другого. Эти вопросы нужно решать параллельно. Именно по этому пути мы пойдем со следующего года. Т.е., с одной стороны, планируем стабильность зарплат и пенсий, обеспечить их необесценивание. Мы пойдем по пути увеличения зарплат за счет более эффективного использования тех ресурсов, которые уже есть в финансовой системе. Но параллельно мы начнем решать проблемы, связанные с социальной инфраструктурой. Сегодня то наследие, которое нам оставил Советский Союз, пришло практически в негодность.  Если не предпринять срочные меры, мы в ближайшие год-два получим реальную угрозу для жизни и здоровья наших граждан, а мы этого, как государственные деятели, допустить не можем, поэтому будем двигаться во всех направлениях.

Ирина Палесика, Первый приднестровский телеканал: Этот год запомнился еще и активной работой с общественными организациями. Их стали слышать. Как Вы сами оцениваете работу в данном направлении? Состоялся конструктив?

Александр Мартынов:  За прошедший год было более 20 встреч, которые проводились на площадке Правительства с представителями различных общественных организаций: Союз защитников ПМР, Союз афганцев, союзы, которые объединяют предпринимателей. Важность этих встреч трудно переоценить, равно как и встреч с общественностью. То, что ты услышишь от гражданина, который, глядя тебе в глаза, обозначает конкретную проблему, ты не услышишь от чиновника на различном уровне. Чиновникам иногда свойственно замалчивать определенные проблемы, не говорить о них, дабы не провоцировать к себе какое-то негативное отношение. Поэтому Правительство предпочитает общаться непосредственно с людьми, которые каждый день эти проблемы на себе ощущают. Пообщаться с каждым человеком невозможно физически. Именно поэтому составлен график встреч с общественными организациями, которые концентрированно отражают мнения тех или иных слоев населения.

В этом году такая работа была поставлена на более высокий уровень, эти встречи проходили регулярно, достаточно большое количество вопросов удалось решить. Я считаю, что эта работа была успешной. Конечно, не мне об этом судить, об этом, наверно, лучше спросить представителей этих общественных организаций. И в следующем году эта работа будет сохранена и выведена на более высокий уровень, потому что все-таки рассчитываем, что финансовое положение начнет стабилизироваться, а со стабилизацией финансового положения появится больше возможностей не только слушать о проблемах, но и более эффективно их решать. В этом направлении в следующем году будем работать.

Наталья Пильщикова, ТСВ: С каким настроением Вы лично заканчиваете первый год в должности Председателя Правительства и вообще как гражданин республики?

Александр Мартынов: Этот год был непростым. Я, наверно, на все жизнь запомню то положение дел, которое мы увидели в январе-феврале этого года и на валютном рынке, и положение дел в бюджете. И по состоянию на начало года существовал серьезный риск неисполнения социальных обязательств в полном объеме, остановки системообразующих предприятий, причем остановки безвозвратной. Потому что остановка экспортно-ориентированных предприятий, таких как ММЗ, грозит потерей и рынков сбыта и потерей сырьевых рынков, и потом восстановить работу очень сложно либо практически невозможно.

Начало этого года запомнилось чрезвычайно кризисной ситуацией. И, пользуясь случаем, хочу поблагодарить всю нашу команду, а к нашей команде я отношу и членов Правительства, и депутатов Верховного Совета, и Центральный банк за то, что нам удалось собраться, выработать ряд срочных решений и все-таки исполнить целевое указание Президента: во что бы то ни стало обеспечить стабильность социальных выплат, не допустить остановки предприятий и наработать в этом году предложения относительно дальнейших преобразований в экономике. Я считаю, что эта задача была выполнена. Буквально сегодня мы передаем уже последние трансферты местным бюджетам. И сегодня все задолженности по заработной плате будут закрыты. Считаю, что задача минимум в этом году исполнена и в следующем году нам нужно переходить к более активным действиям по дальнейшему развитию нашей экономики. Поэтому я и наша команда испытываем осторожный оптимизм и полны решимости в следующем году реализовать все планы, о которых я рассказал сегодня.

Хочу в конце процитировать известного немецкого экономиста: «нет таких проблем и трудностей, которые нельзя преодолеть честным и квалифицированным трудом всего народа». Полностью разделяю это высказывание, именно так дальше будем двигаться. Уверен, при поддержке Российской Федерации у нас обязательно все получится. Нужно немножко подождать, дать время, для того чтобы наша экономика выздоровела, и это обязательно скажется на уровне жизни наших граждан.